Всероссийская литературная премия

Национальный бестселлер - 2018

26.05.2018s

Состоится торжественная церемония финала Нацбеста-2018

Подробности

Ежегодная всероссийская литературная премия. Вручается в Петербурге за лучшее, по мнению жюри, произведение, созданное на русском языке в текущем году.

Елена Одинокова

Была бы дочь Анастасия

Василий Аксенов
Была бы дочь Анастасия

Другие книги автора

Василий Аксёнов "Была бы дочь Анастасия"

Аксенову, в силу его опыта, знаний и мастерства, легко удается подлинно русская проза. Не «патриотическая», а именно русская, богатая без напряженного действия, без дурной кухонной полемики, без навязчивых размышлений, которые молодежь пытается вбить в голову реципиента. Каждый абзац у Аксенова – это бриллиант, который читатель созерцает вместе с автором. Картины, которые создает Аксенов, зримы, даже осязаемы. В этой прозе органично звучат диалектизмы, старые и новые слова. Приметы времени не бросаются в глаза, настолько органично они вплетены в текст. В этой прозе точно соблюден ритм: не нужно ни медленнее, ни быстрее. Эта проза удивительно лирична.

По уровню исполнения это сопоставимо с прозой Керуака, путевыми заметками Басё. Я сознательно не сравниваю это с прозой советских авторов, хотя тут можно вспомнить и Паустовского, и Пришвина, и Распутина, и Астафьева, и Абрамова, и многих других. Созерцательный, медитативный характер этой прозы, несмотря на всю ее русскость, роднит ее скорее с американским вариантом дзен-буддизма и лучшими образцами японской пейзажной лирики.

Это реализм, не магический, не «новый», а настоящий. Роман организован по принципу мифа, волшебной сказки. Возможно, просто место действия определяет композицию. Время здесь не линейно, даже не циклично: прошлое и настоящее слиты воедино. Здесь, вокруг Ялани — маленький космос, отделенный от внешнего хаоса. Герой – часть этого космоса, единое целое с природой Сибири. Внутри – благодать, снаружи – боль и сомнения. Аксенов пишет «я», но это не «Я» современных авторов, которым во что бы то ни стало нужно доказать свою важность, пометить территорию, высказаться, выблевать, посетить что-то на другом конце света и составить отчет. Это не «Я» гринписовцев, которые берегут природу от пластиковых бутылок. Это скромное «я» человека, которому не нужно ничего защищать, ничего доказывать – он просто живет на своей земле.

Лишь изредка в Ялань заходят «коробейники» непонятной национальности с китайскими товарами, приезжают родственники из внешнего хаоса. Сменяются времена года. Герой ведет неторопливые беседы с соседями, молится, читает Библию, вспоминает жития, тексты святых отцов, рассказывает истории из жизни своих родственников и друзей. Долго ждет письма от Молчуньи и сам не решается ей написать. Размышляет о жизни и смерти. Гоняет молодого медведя, который повадился жевать овес рядом с пасекой. Помните шутки о русских медведях, которых поят водкой? Так вот, здесь живут медведи, обычные неэкзотические медведи. Кстати, о водке: один из героев книги - пьющий Василий, который прячет от грозной жены Людмилы бутылку. Но это не алкоголик из душной городской прозы, пьянство у него тихое и естественное. Зато Людмила в итоге уезжает в город, спивается по-настоящему. Также появляется в романе вороватый алкоголик Шура, пьющий медовуху на пасеке и бредящий международными новостями (зараза внешнего хаоса до него дотянулась через радио).

Герой не обрывает связи с внешним миром, но и не спешит туда возвращаться. Дискуссии об «отрыве от корней» ведутся в России постоянно. Эта книга подсказывает: чтобы у тебя были корни, нужно от них попросту не отрываться. Очень много было разговоров о «вымирании российской деревни», особенно у «новых реалистов» - да нет, жива российская деревня, несмотря на войны, на отток людей в города, на «укрупнение», на то, что в деревне давно никто не рождался. Деревню даже со спутника видно. Правда, как предполагает герой, это никому из «наших» не интересно.

К вопросу об интересном: а интересна ли в принципе судьба обычного русского человека кому- нибудь из «наших», не говоря уж об американцах? И так ли вообще важно, в деревне живет герой, в монастыре или в городе? Пожалуй, деревенская жизнь героя более насыщена событиями и размышлениями, чем жизнь многих горожан. Скучно ли в деревне? Отвечу так: скучно бывает скучным людям, которые подменяют духовную жизнь некими внешними благами. Людям, которых терзают желания, разрушающие душу. Герой этой книги освобождается от наносного, от разлада с самим собой. И тем, для кого чтение — это духовное развитие, а не убийство времени, книга Василия Ивановича Аксенова будет интересна.

Порадует эта книга и феминисток – историей о Марье Григорьевне, которая застрелила мужа- абьюзера (тот связал ее и положил в ледяной ручей, чтобы «не гуляла», и причинил тяжкий вред ее здоровью).

Вы спросите: а что с названием, почему была бы дочь? Еще в студенческие годы, в Ленинграде Таня, которую любил герой, сделала аборт. И тогда герой уехал в археологическую экспедицию, а затем – в Ялань на две недели, чтобы спастись, так как «разум сделался бессилен перед криками сердца». Но до сих пор он думает о Тане и о дочери, которую мог бы назвать Анастасией, как бабушку.

Иногда книги, номинированные в один и тот же год на Нацбест, совпадают по теме. Это может быть незавидное будущее России, захваченной китайцами, либо гей-тема, либо что-то еще. В этом году явно обозначились темы рода/семьи и религии. Именно семья и религия видятся спасением и целью существования для Дарьи Верясовой и Марианны Ионовой, о семье мечтает герой Кристины Гептинг. О распаде семьи, отношений сокрушаются Богословский и Очеретный, в крепкой семье и в православии видит основу своей жизни Шаргунов, даже террорист Карлос Шакал много говорит о семье и религии. Темы семьи и веры – центральные в книге Кузнецова. Аксенов, конечно, не исключение. Главная беда героя этой книги в том, что он живет один. Пусть ему и не грустно, пусть он постоянно чем-то занят, все равно чего-то не хватает. У него есть корни, но нет дочери, по двору не бегают внуки. Потому да, Ялань для него – спасение, как для Верясовой монастырь, но вечно это продолжаться не может. Басё странствовал, и Аксенову тоже пришлось собираться в дорогу.

В финале герой получает письмо от Молчуньи и возвращается в большой мир, думая о том, что его малая родина вымирает и он, возможно, уже никогда не увидит ее. Как знать…

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу