Ольга Погодина-Кузмина

Шизореволюция. Очерки петербургской культуры второй половины ХХ  века

Андрей Хлобыстин
Шизореволюция. Очерки петербургской культуры второй половины ХХ века

Другие книги автора

СПАСИБО, ЧТО ЖИВОЙ

Искусствоведческая книга, которая так и просится для переделки в сценарий. И фильм мог бы получиться отличный – безумный, богемный, сокрушительный, как и время, о котором написана книга. Ленинградский-петербургский андеграунд эпохи «перестройки и гласности», профанация и десакрализация опостылевших догматов позднего советского извода, «Новые академики» под хоругвями Тимура Новикова и Георгия Гурьянова, первые гей-иконы и травести-королевы под юбками Мамышева-Монро, ветер перемен, красная волна, роскошные шпионки и агенты влияния, наводнившие обе столицы.

Андрей Хлобыстин — искусствовед, художник, критик, лицедей сам находился в гуще революционных событий, плечом к плечу с соратниками, в этой фонтанирующей лаве распутства, деструкции, низвержения и высмеивания всех прежних богов. Эта революция натурально брала штурмом обезлюдевшие дворцы, выставочные залы, глянцевые журналы. И, как положено всякой революции, пожирала своих детей ненасытным брюхом.

Я отлично помню то время, знала некоторых участников событий, дышала парами этой кипящей лавы. Но, пролистывая добротное издание со множеством иллюстраций, не испытываю ни тени ностальгии. Этот сладостный потлач, исступленное саморазрушение, надругательство над всеми системами и структурами, поклонение хаосу по счастью, не разрушило нас дотла. Но принесло целительное отрезвление и обновление.

По счастью, и Андрей Хлобыстин смог выжить в самом эпицентре извержения творческой лавы и теперь как Плиний младший собирает свидетельства, которые имеют огромную ценность и для сегодняшних исследователей, и для потомков. Стиль изложения событий и комментарии имеют несколько тяжеловесный и запутанный характер, но выжившему после катастрофы не так-то просто собраться с мыслями и оглянуться назад без гнева, сожаления, ужаса или стыда.

«Шизореволюция, о которой так долго говорили французы, произошла в одной отдельно взятой стране: в России бессмысленные танцы ознаменовали крушение уровня текста. Благодаря фантастическим переменам и путешествиям мы ощутили, что нет центра и периферии, что всюду жизнь, и интересно не находиться в какой-то „столице“, состоянии, а
перемещаться между ними, быть в путешествии, трансформации, трансе. Нужно признать, что совок задержал наше взросление, отчего с наступлением перемен многие ударились в запоздалое либертинство и всевозможные эксперименты с новыми поколениями веществ, часто стоившие жизни и рассудка. Несчастные истории страстной любви шли волнами, трудно было назвать хоть одну нормальную семью. До сих пор чувствуется инерция тех событий. Все взболталось и перемешалось, Новиков эксплуатировал принцип „перекомпозиции“, а диджеи начали сводить несовместимое, создавая клипы-химеры».

Думаю, «спасибо» за эту книгу скажет автору еще не одно поколение искусствоведов, кураторов и художников.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу